lena_turina (lena_turina) wrote,
lena_turina
lena_turina

Category:

РАССКАЗЕЙКА ПРО ПЛЯМПУ (2008 г.)

 

 Она изо всех сил виляла хвостом-загогулиной, размахивала ушами, как флажками, перебирала тонкими лапами. Глаза-маслинки смотрели при этом строго и испытующе.
- Привет, - осторожно сказала я, присев на корточки.
Щенёнка вспрыгнула мне на руки и облизала лицо. Я почувстввала, как тепло щенячьей шкурки, холод мокрого кожаного носа обволакивают моё сердце, и поняла, что выхода у меня нет. Никакого.
Мы приехали домой.
- Вот твой дом, я теперь твоя мамка,- сказала я, высадив щенёнку из-за пазухи на диван. - Тебя как зовут?
- Плямпа.
- Красивое имя, - одобрила я. - А какой ты породы?
- Сейчас вспомню... - Плямпа немного задумалась. - Я карликовый доберман. Это очень-преочень полицейская порода.
Против породы доберман возразить было сложно: чёрная, с рыжим подпалом, рыжие точечки бровей, на щеках рыжий "румянец" - классическая добермановая раскраска.
- А что ты умеешь?
- Я умею делать норы в диванах и прятать ботинки под подушку.
- Круто, - восхитилась я.
Львиными прыжками в комнату ворвался Дживс. Он, занятый в коридоре таможенным обнюхиванием моих сапог, проворонил, что я пронесла за пазухой собачонку.
- Кто это?! Кто это?!
- Это Плямпа, она теперь наша, лилипутский доберман, очень-преочень полицейская порода.
- Ух ты! - Дживс в два пришлёпа языком обмусолил собачонку от носа до хвоста, превратив её в мокрую курицу, точнее, в мокрого цыплёнка.
После такого королевского приёма Плямпа приосанилась и важно огляделась.
- А это кто? - спросила она, кивнув на пятерых кошек, усевшихся полукругом рядом с диваном и рассматривающих её.
- Это кошки, они тоже наши.
- Кооошки?.. Никогда раньше не видела. А с ними можно играть?
- Конечно, можно, это ж кошки.
Восторженно взгвизнув, Плямпа ринулась на кошек.
Она бодала их головой, обнимала передними ручками за шеи и щипала за хвосты розовой белозубой пастью!
Мура, Мультяша и Ася не потерпели такого амикошонства и удалились на шкафы. Младшая группа, Луша и Осенька, с готовностью разделили веселье.
Дживс сперва наблюдал, разинув рот, как пожилой дядюшка, но потом не выдержал и присоединился.
Квартира быстренько превратилась в бардак.
А тут и муж из командировки вернулся.
Тучное стадо домашних питомцев бросилось его встречать.
Дживс прилежно исполнял фрагмент картины "Опять двойка", кошки жмурчали, тёрлись об мужа боками и щёчками, распушали хвосты.
Под ногами путалась Плямпа, размером с тапок, взбрёхивая потешным щенячьим баритончиком.
- О, у нас мышь завелась, - сказал муж.
- Это Плямпа, карманный доберман, очень-преочень полицейская порода, - пояснила я.
- Ты не теряла времени, пока меня не было, - сказал муж.
- Нууу... - я по-девичьи потупилась. - Кста! У нас же и документы есть!
Я извлекла из сумки Плямпину "щенячку".
- Дожили, - сказал муж, - клубных щенков начали приобретать.
Заглянул в "щенячку".
- Той-терьер? Нынче той-терьеры так выглядят?
- Бряфф! - сказала Плямпа.
- На заборе тоже много чего пишут, - сказала  я, - не обязательно всё принимать к сведению.

Тут необходимо сделать оговорку.
Разумеется, мне и присниться не могло приобретать клубных щенят. Пресловутых "клубных"  угораздило приобрести мою стародавнюю приятельницу Анютку.
Однажды она, по какой-то оказии, наткнулась на перекупщицу. У перекупщицы была целая коробка крохотных щенят, называемых ею по-разному: той-терьеры, чихуа, йорки, карликовые пинчеры... Малыши в вонючей картонной коробке были свалены в кучу и перемешаны с газетами, которыми питались, с собственными экскрементами и грудой некиих клубных документов.
Анюткино и без того больное сердце не выдержало, она натравила на заводчицу  знакомых бандитов, часть щенят выкупили, часть - просто отняли силой.
Анютка стала выхаживать насквозь больных, слабых, зачуханных несчастных собачьих детей. На это ушло несколько месяцев.
От приходов и уходов ветеринаров дверь в Анином доме перестала закрываться. На лечение было употреблено столько денег, что, наверное, можно было построить собственную ветклинику...
Из шестерых выжили только двое.
Ничего экстраординарного в этой истории нет. Обычная практика: перекупщики за копейки собирают заводческую племенную выбраковку и перепродают с накруткой. Очень часто выбраковкой торгуют сами разведенцы-породники.
Они продают животных намного дешевле, чем через клуб, поэтому от желающих приобрести нахаляву модный товар отбоя нет.
О здоровье, содержании и выживании зверят при этом никому нахуй не упёрлось заботиться: накладные расходы сводятся к минимуму, ведь даже один из десяти выживший и проданный собачий или кошачий ребёнок приносит недурственную прибыль.
Итак, из тех шестерых Анюткиных щенят выжили двое, две девчонки.
Оставить их себе она не могла - не москвичка, жильё снимает, хозяева животных не разрешают более чем категорически.
Одну из девчонок, Алиску-Антилопу, взяли Анины родственники.
 
А  Плямпа, маленькая Плямпа поселилась у нас.
Под подушки она прячет не только ботинки, но и сосульки из размораживающегося холодильника. Норы в диване проделаны, как шахты метро.
Плямпа со всей добросовестностью оправдывает свою очень-преочень полицейскую породу карманного добермана и следит за порядком в доме.
Она не позволяет кошкам обгрызать цветы, открывать шкафы и совершать прочие кошачьи бесчинства.
Она не умеет кусаться, поэтому своих любимых кисанек в целях дисциплины колотит лапами. Кисаньки искусно делают вид, что дисциплине подчиняются.
Плямпа не умеет кусаться, но умеет прижаться к сердцу и остаться в нём навсегда.

На картинке. Плямпа справа, слева Полли. Для масштабирования не хватает спичечного коробка, ума недостало его положить. Позже размещу муж разместит фотографии Плямпы и Алисы-Антилопы в мелком возрасте.

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments